Четвёртое состояние. Восприятие и выражение органами чувств

Our sensory perceptions are the basis of our experiences in the external world. However, they are only one 'mode' of human consciousness. There is another possibility for us: waking up in the supreme reality.

Четвёртое состояние. Восприятие и выражение органами чувств

 Очень многие люди задаются вопросом о том, как же возникают сенсорные ощущения и какую роль они играют для нашего опыта. Аристотель, например, видит способность чувственного восприятия как отличие растений от животных. [1] Если животное должно расти, жить и размножаться, то оно должно быть способным найти в этом мире свой путь. Способность чувственного восприятия служит как раз для этой цели. Соответственно различные органы чувств формируются в живых существах для того, чтобы обеспечить восприятие.

Кант выделял чувственные восприятия через их взаимодействие с интеллектом. [2] В «критическом» мышлении он описывает подход, позволяющий понять из этого «условия возможности» человеческого опыта. В Средние века эти оба подхода заставили многих задуматься, и в наше время немало мыслителей продолжают ими заниматься.

Главный вопрос всегда заключается в том, как наши восприятия становятся основой нашего опыта. Феномен перцептивной иллюзии и галлюцинации здесь также являются важным вопросом. Если такого рода ошибки возможны, то насколько достоверны наши прямые представления о мире? [3]

Восприятие, интеллект и намерение

Изначально наше восприятие основано на действии наших органов чувств. С их помощью мы принимаем участие во внешнем мире. Однако есть и другие факторы кроме органов чувств, которые также играют важную роль в возникновении перцептивного контента.

Это можно проиллюстрировать на примере игры. На проекторе показаны различные известные здания, такие как статуя Свободы или Эйфелева башня. Поначалу проектор находится вне фокуса, и только расплывчатые цветовые впечатления можно увидеть без чётких очертаний. Постепенно изображение делается острее. Побеждает первый человек, узнавший здание. Этот пример показывает, как разум и память объединяют сенсорные впечатления в целое. Именно так возникает связь между впечатлениями, и здание узнаётся. Кант называет этот процесс «синтезом многообразия».

Можно предположить, что этот процесс также происходит и у животных. Им восприятие также помогает идентифицировать другие объекты в своей среде. У людей, однако, такой процесс является ещё более дифференцирующим из-за способности концептуального мышления и языка. И он также играет важную роль в техническом распознавании изображения: отдельные точки данных цифровой камеры обрабатываются различными техническими подходами таким образом, что объекты распознаются, например, буквы на письме или объекты в дорожном движении.

Но не только содержимое памяти и разума проникает в наше сенсорное восприятие и структуру. Кроме того, решающую роль здесь играет и другое – ментальное содержание. Представления возникают на пересечении чувств и внутреннего состояния. Наши желания или страхи оказывают соответствующее влияние на то, что мы видим. В повседневной жизни мы иногда говорим о том, что видим только то, что хотим видеть. Или только то, на что настроены до перцептивного опыта.

Спонтанные связи и интерпретации, происходящие в каждом процессе восприятия, требуют «предварительного понимания», то есть уже существующей идеи, ранее существовавшей концепции чего-либо. Наши эмоциональные состояния и наши намерения играют в этом центральную роль. Это важно во многих контекстах для того, чтобы иметь возможность быстро реагировать. Классификация восприятия в дорожном движении должна быть быстрой, и соответствующие условия позволяют нам быстро принимать решения.

Но наряду с таким быстрым мышлением, также существует «медленное» мышление. [4] Особенно когда дело доходит до восприятия вещей более глубоко и по-другому, нам может помешать условность. Беспристрастность и открытость являются важными предпосылками для новых представлений и идей. Поэтому может быть важным открыться конструктивным провокациям для того, чтобы осознать свои собственные перспективы, подвергнуть их сомнению и отпустить.

«Четвёртое состояние»

Наши чувственные восприятия являются основой нашего опыта во внешнем мире. Однако это только один «режим» человеческого сознания. Но для нас существует другая возможность: пробуждение в высшей реальности. Например, в Мандукья-упанишаде описаны четыре состояния: [5]

2 Брахман есть всё, и Я есть Брахман. Это Я имеет четыре состояния сознания.

3 Первое называется Вайшванара, в котором Он живёт со всеми чувствами, обращёнными наружу, зная только о внешнем мире.

4 Тайдзаса – это название второго, сновидящего состояния, в котором, с обращёнными внутрь чувствами, воплощаются впечатления от прошлых дел и настоящих желаний.

5 Третье состояние называется Праджна, глубокого сна, в котором ни снов, ни желаний. В Праджне нет ума, нет Разделённости; но спящий не осознаёт этого. Пусть Он станет сознательным в Праджне и это откроет дверь в состояние постоянной радости. […]

7 Четвёртое – это сверхсознательное состояние, называемое Турия, ни внутрь, ни наружу, вне чувств и интеллекта, в котором нет ничего другого, кроме Господа. Оно – высшая цель жизни. Оно – Бесконечный мир и любовь. Осознайте его!

Здесь принимается другая перспектива. Отправной точкой является утверждение, что я и Брахман – одно целое. Как живые существа мы являемся частью природы, и, подобно нашим родственникам из животного царства, мы оснащены органами чувств, которые развивались в течение длительного времени и которые позволяют нам действовать во внешнем мире. Но, кроме того – согласно Мандукья – наше ядро едино с высшей реальностью. В этом представлении логично, что помимо сенсорных восприятий, их структуризации разумом и памятью, помимо формирования переживаний через намерения и опасения ищется состояние, в котором мы связываемся с самым сокровенным ядром.

В Упанишаде помимо состояния бодрствования названы две формы сна. Современные исследования сна различают так называемые фазы REM (REM = быстрое движение глаз) и фазы NREM (не-REM). Фаза REM – это стадия сна, характеризующаяся быстрыми движениями глаз, увеличением частоты сердечных сокращений, интенсивным дыханием и ярким сном. Активность мозга (измеренная на ЭЭГ) напоминает активность бодрствующего состояния. [6] Естественно соотносить эту фазу с состоянием сна Мандукья, а фазы глубокого сна NREM – с тем, что в Упанишаде называется «сном без снов» (хотя, согласно текущему пониманию, сны в этой фазе также происходят, но на самом деле они довольно отличаются по своей природе от фазы REM).

В понимании Упанишады, в состоянии глубокого сна мы действительно испытываем растворение разделения, но это происходит без осознания спящим. В «четвёртом состоянии» – Турия – речь идёт именно о пробуждении в полностью сознательном состоянии. Это описывается как высшая цель жизни, достижение чистого сознания.

При этом это чистое сознание не отделено от других состояний, в частности, от сенсорных восприятий. Скорее, четвёртое состояние лежит в основе и пронизывает остальные три состояния сознания. Чем больше открывается «дверь для постоянной радости», тем больше в ней будут участвовать другие состояния. Тот, кто пробуждается в Турие, тоже начинает видеть внешние вещи новыми глазами.

Перспективы

Сказанное открывает очень далеко идущую перспективу. Такая перспектива встречается не только в индийской традиции. Но и в греческой говорится, например, о «поездке мечты» Парменида. [7], [8] В западной мистике подобные мысли можно встретить, например, в творчестве Майстера Экхарта. [9] И в других культурах и эпохах есть, конечно, многочисленные упоминания об этом.

Это интересно само по себе, но ещё более актуальным является вопрос о том, переживаем ли и как мы что-либо из этого. Знаем ли мы эту неподвижность, покой, ту исихию [10], в которой успокаиваются наши чувственные восприятия, в которой мы можем отпустить воспоминания, желания и страхи, в которой мы создаём пространство тишины и открытости? В Турие мы погружаемся в тишину, которая является основой всего истинного динамизма, в глубину, где мы находим себя. В этой глубине, наконец, как написано в Упанишадах, звучит троекратный «Шанти» (мир), пронизывающий три других состояния.

 


[1] De Anima ii 3; De Sensu 1

[2] Kant, Immanuel (1781): Critik der reinen Vernunft. Riga.

[3] Crane, Tim; French, Craig (2021): The Problem of Perception. In Edward N. Zalta (Ed.): The Stanford Encyclopedia of Philosophy. Fall 2021: Metaphysics Research Lab, Stanford Universit

[4] Kahneman, Daniel (2012): Thinking, fast and slow. London: Penguin.

[5] Easwaran, Eknath. The Upanishads, p. 204. Nilgiri Press.

[6] Brockhaus, Schlaf. http://brockhaus.de/ecs/enzy/article/schlaf-20 (aufgerufen am 2022-02-05)

[7] Kingsley, Peter (2001): In the dark places of wisdom. London: Duckworth.

[8] Kingsley, Peter (2004): Reality. Point Reyes: The Golden Sufi Center.

[9] Steiner, Rudolf (1901): Die Mystik im Aufgange des neu-zeitlichen Geisteslebens und ihr Verhältnis zur modernen Weltanschauung. 3. Auflage (2009): Rudolf Steiner Online-Archiv.

[10] Personification of stillness in Greek mythology

Share this article

Article info

Date: 8 февраля, 2022
Author: Orestis Terzidis (Germany)
Photo: Daniel Reche auf Pixabay CCO

Featured image:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *